На практике

Вторым моим пароходом стало учебно-производственое судно (УПС) « Профессор Миняев».

"Профессор Миняев"

УПС "Профессор Миняев"

На нем в процессе групповой практики мы впервые попали за границу, посетили порты Греции, тогдашней Югославии, Италии. Практика называлась групповой, потому что мы прибыли на борт судна большой группой примерно в человек 40. Эти те курсанты, которым было разрешено партией и правительством выйти за границу. «Профессор Миняев» - это учебно-производственное судно, построенное специально для обучения курсантов и имело три трюма для перевозки груза. Сейчас таких судов, конечно же нет, большой прибыли по определению приносить они не могли, половина полезного объема судна было использовано для проживания и обучения будущих мореходов. На этом УПС мы обучались штурманскому делу, также выполняя палубные работы, под руководством боцмана.
Третью практику, индивидуальную, здесь нас распределяли по нескольку человек на судно, проходил на контейнеровозе «Сальвадор Альенде».

контейнеровоз "Сальвадор Альенде"

теплоход "Сальвадор Альенде"

Теплоход был немецкой постройки, и очень комфортным для проживания экипажа – удобные каюты, басейн, небольшой спортзал, в котором мы даже играли в волейбол два на два. Написал и подумал, получается мы уже тогда пляжный волейбол изобрели. Была там и сауна, но она была у черноморцев не так популярна, как у северян, те строили сауны на любом пароходе, переоборудуя подходящее помещение.
Судьба у «Сальвадора Альенде» печальная, он погиб практически со всем экипажем в штормовых волнах Атлантики в 1994 году от смещения груза. Я слышал о такой примете, что если судно меняет название во время строительства на стапеле, оно будет несчастливым. Этот контейнеровоз начинал строиться на верфи под названием «Павловск», во время его строительства произошел военный переворот в Чили. Во время переворота, по сведениям тех лет, был убит хунтой Пиночета президент Сальвадор Альенде ( теперь пишут, что он покончил собой ). Президент проводил политику сближения с Советским Союзом. Теплоход переименовали в честь президента Чили Сальвадора Альенде и по моему разумению примета оправдалась. На этом теплоходе я сделал два рейса с Ильичевска (большой порт под Одессой) на Кубу и обратно с заходом в порты Испании, Италии, Болгарии. На нем я познакомился со многими хорошими людьми и моряками, от которых получил поддержку и понимание во время практики. Не хотелось бы об этом думать, но некоторые возможно находились на нем в момент гибели судна.
На последнюю практику мы попали впятером на теплоход «Баймак», тоже принадлежавший Черноморскому пароходству.

Теплоход "Баймак"

Теплоход "Баймак"

Теплоход грузоподъемностью больше 10 тысяч тонн, специализирующийся на перевозке генгрузов в порты Азиатского региона. Теплоход был назван по имени башкирского города «Баймак». Первый помощник капитана (помполит или как мы называли “комиссар” или “помпа”, были в советское время такие) сказал посмотрев мои документы: - Да ты оказывается земляк нашего парохода, - родился я в Башкирии. У парохода были шефские связи с башкирским городком. На судно периодически приезжали делегации из Башкирии. До сих пор в музее города Баймак хранятся сведения о теплоходе Черноморского пароходства «Баймак». В 1992 году теплоход закончил свою морскую жизнь порезанный на металлолом на одном из разделочных пляжей Индии. На «Баймаке» мы вышли из Одессы, погруженные таким немыслимым разнообразием груза, что при выгрузке в индийских портах часть груза была перепутана, вместо доставки в один порт, доставили в другой. За время практики побывали в порту Коломбо (Цейлон), Мадрас (Индия), Вишакхапатнам (Индия),Читтагонг (Бангладеш), Калькутта (Индия), Мерсин (Турция). Команда на Баймаке составляла по тем временам громадный экипаж 42 человека, не в пример сегодняшним экипажам - максимум 25 человек, а на мелкотоннажных пароходиках в 3-4 тысячи тонн и 6 человек теперь не редкость. Составили волейбольную команду и по возможности первый помощник, организовывал игры с нашими работниками за рубежом. Одна из игр была среди пальм на берегу Индийского океана, экзотическое зрелище. На то время поражала бедность индийцев, как то раз по пути в городок наших служащих мы проезжали целый район соломенных хижин, на мой взгляд это были просто шалаши, где проживала, наверное самая бедная часть населения. Копошились голые дети, бродили полуголые взрослые. В порту постоянно возле борта толпились попрошайки, иногда молодые матери с маленьким ребенком. Жестами показывали, что им нечего есть и нечем кормить ребенка. Стоя у трапа на вахте, постоянно был вынужден встречаться с ними глазами, а что мог сделать курсант – практикант, всех не накормишь. Однажды по трапу поднялся довольно упитанный по сравнению с другими индусами, юноша с котелком в руке, пробормотал что-то вроде: «Здрасьте я - Максимка» уверенно направился в сторону камбуза, вручив нам какие-то бумажки с печатями. Это были ряд удостоверений.
«Имя: Максимка
Национальность: индус
Язык: Хинди
Просьба к экипажем советских судов оказывать помощь индийскому Максимке, в еде и по возможности одежде».
И наставлены печати советских пароходов. То-то он упитанный такой, неплохо на советских харчах откормился. Да и одет был вполне нормально. Знал ли он вообще что-то о рассказе русского писателя Станюковича «Максимка», но, как сейчас говорят, прикольный был пацан. Кто-то из наших сначала по всей видимости, для смеха выписал ему бумажку, и дело пошло, «Максимка» был не промах. За время стоянки он еше не раз приходил к нам за продуктами. В Индии мы стояли долго, грузили в трюма индийский чай назначением на чайные фабрики Советского Союза. Чай был расфасован в большие фанерные ящики весом по 50 кг. Изредка вечером мы сами заваривали его для пробы. Шел сезон тропических дождей и очень часто приходилось закрывать трюма на время дождя, чтобы не подмочить груз, то есть не испортить чай. После погрузки стыки крышек трюмов, через которые может просочиться вода, тщательно заклеивали лентой. Но обратный переход на Черное море был довольно благоприятным без штормов и груз был доставлен в сохранности. Это на переходе в Читтагонг мы попали в шторм и следовали так трое суток, валяясь с борта на борт до двадцати градусов крена. Спутниковый навигации тогда не было и штурмана расчитывали место судна по счислению, то есть весьма приблизительно. Когда третий помощник капитана смог определиться по появившимся островам на радаре, оказалось, что мы впереди счислимой точки на 35 миль. Ошибки в счислении за трое суток составили невязку (штурманский термин – показывающий величину расхождения между счислимой и обсервованной точкой) 35 миль. В настоящее время определить свое географическое место можно уже и по мобильному телефону со встроенной функцией GPS. А на современных судах уже практически любой навигационный прибор снабжен приемником GPS.
Эта практика продлилась около 3 месяцев, срок не маленький, после которого мы с радостью разъехались по отпускам.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

8 комментариев к записи “На практике”

  1. Добрый вечер. Ни разу не был на море и не видел такие большие корабли в живую))).

  2. А мы с мужем только пока говорим о тайване, пока обходимся турцией. Очень интересно.Прочитала с удовольствием.

  3. Интересный рассказ,спасибо,отлично отдохнула за чтением.

  4. Николай:

    Очень жаль теплохода Сальвадор Альенде ! прекрасный был теплоход! я на нём работал!

  5. Николай:

    работал с 1977 по 1980 годы! и прекрасно помню капитана судна В.К. Несмеянова! прекрасной души человека и опытного, умелого морехода!

    • admin:

      Тогда я был всего лишь практикантом и капитан был для меня небожителем, но впечатления о нем остались хорошие.

Оставить комментарий

Тема скачена с сайта: Темы для Wordpress. Благодарность сайту: видеочат рулетка.