Переход Москва — Стамбул ( Городец)

SmartResponder.ru
Ð�аÑ� e-mail: *
Ð�аÑ�е имÑ�: *
>
Вот она Россия

Вот она Россия!

06 августа
Утром просыпаюсь от шума топота за переборкой. Взгляд на часы, всего-то шесть часов утра. Какой-то шум, гам, чего там произошло интересно, вставать или не вставать? Каюта расположена за тонкой переборкой салона экипажа - поэтому  слышно  абсолютно всё.
Выясняется, опять куда-то исчезло электричество (заглох дизель-генератор), хорошо не на ходу в этот раз. Топот - это Юра-механик несся запускать генератор. Оторвав голову от подушки, такой желанной утром, прислушался. Журчания воды не слышно, хороший признак - значит не тонем, можно спать дальше, пусть механик разбирается потом расскажет.

Городец

Городец

Причина неоднократной обесточки дизель-генераторов объявилась позже, как и в большинстве аварийных случаев – человеческий фактор. Механик после перекачки топлива, забывал переключать топливоподкачивающий насос в автоматический режим. И как только топливо заканчивалось, «его величество» дизель категорически не желал работать на одном только воздухе.
А выяснялось это так: после первой обесточки судна, на мостик поднялся наш менеджер:
- Давай посмотрим запись, что происходило в машинном отделении минут за двадцать до обесточки. Я видел Юра туда почему-то ходил. Наверняка что-нибудь сотворил.
Начинаем следствие: крутим видеозапись машинного отделения на полчаса назад от события. На экране монитора появляется Юра, копошится возле главного распределительного электрощита, затем исчезает из виду.
- Вот он наш диверсант, - радостно восклицает АВ – это он тут «нахимичил», надо ему вообще в машинное отделение запретить ходить.
- Как это механику запретить в машину ходить? Это как-то не по феншую, а кто же там работать должен.
- Ну пусть спрашивает, когда туда собирается идти.
- Да это ж ерунда какая-то; механик должен разрешение спрашивать на посещение машинного отделения. Надо просто докопаться до причины обесточивания.
Тут появляется в рубке механик Юра
- Юра, ты чего в «машине» делал? – учиняется ему допрос, с применением пыток и угрозами выбрасывания за борт, посередине Волги (шутка).
- Да ничего я не делал, - возмущается Юра.
- Так мы же видели, что ты перед обесточиванием в «машину» ходил,- допрашивает АВ.
- Ну ходил, топливо смотрел.
- Давай покажи чего ты там смотрел? И они спускаются в машинное отделение, где всё и выясняется.

Днём подкупили продуктов, в основном молочных и немного овощей. Магазинов в посёлке раз два и обчёлся - шоппинг никакой.
Больше дел никаких, стоим ждём обещанного уровня воды. Перед ужином собрался дойти до самого Городца, судя по карте не так уж и далеко идти. Шёл, шёл: дорога вьётся между частными домами и никак не приводит к цивилизации, умнее было сесть в автобус. Плюнул с высокой горки на этот манящий Городец и попилил обратно, параллельной дорогой. Перед яхтой снова увидел волейболистов, второй день игравших на песчаной площадке, с удовольствием присоединился.

У Городецкого причала

У Городецкого причала

7 августа
После восьми утра диспетчер вызывает на связь и предупреждает, что к одиннадцати часам мы должны быть готовыми к шлюзованию. Мы как пионеры рапортуем:
- Всегда готовы.
В 10.30 отходим от причала и плаваем в дрейфе на рейде, ожидая разрешения диспетчера на вход в камеру шлюза. После двадцати минут ожидания заходим в шлюз. Вместе с нами бок о бок шлюзуются два пассажирских парохода с туристами.
Опускаемся в шлюзе и выходим на волжские просторы, теперь до самого Ростова пилить можно не обращая внимания на осадку. Даю полный ход, чтобы убежать подальше от туристических пароходов, но не тут то было. Когда под килём мелко, скорость большая не развивается, в добавок возникает спутная волна. То есть мы корпусом тащим массу воды, которой на мелководье деваться некуда, и она подымается волной по сторонам. Какой-то умник из встречных пароходов возмущается в эфире:
- Эй, яхта сбавьте ходу, вы всю воду сейчас из реки выдавите, у нас тоже осадка не маленькая.
Оказывается до самого Нижнего Новгорода запаса воды под килём мало. Ощутимо чувствуется, как мы на полном ходу время от времени касаемся песчаного дна, мягко наезжая на кочку. А если бы дно каменистое было?
Сзади, как ни старался убежать, поджимают пассажирские пароходы. Надо их пропускать, они по расписанию торопятся. Сбавляю ход, даю им «добро» на обгон. Слышу в эфире, как они между собой обсуждают как мало воды, тоже почти по песку скребутся.

Проходим Нижний Новгород

Проходим Нижний Новгород

Проходим Нижний Новгород: правый берег - лепота, представляю сколько тысяч фотографий этой красоты сделано. Красивый речной вокзал, возле которого ошвартовано несколько «пассажиров, дальше возвышается Нижегородский кремль из красного кирпича. С той же высоты к Волге спускается Чкаловская лестница, ничем не хуже Потёмкинской в Одессе. На берегу стоит на постаменте катер, увековечены герои войны.

Речной вокзал

Речной вокзал

Нижний Новгород

Нижний Новгород

Лестница в небо.

Лестница в небо.

В районе города довольно плотное движение на реке. Пассажирский порт, грузовой порт, множество мелких катеров и здесь же впадает в Волгу судоходная Ока. И радует, что проблемы с глубиной отпали.
Для прохода Городца у нас была откачана практически вся пресная вода, чтобы уменьшить осадку до заданных 2 метров 60 сантиметров. Интересуюсь у диспетчера комплексного обслуживания, где нам можно взять воду, так как мы ее всю откачали. Он шутит:
- Понятно, что откачали. Куда же вы так нагрузились на осадку 2,60 м, это у вас в Багамах(флаг то у нас Багамский) можно так ходить, у нас в Нижнем с такой осадкой не пройдешь.

И объясняет куда нам можно подойти для приема воды. Это причал для приема фекалий ниже города Горького. Ну вполне логично )))) куда сдаём, там и берём. ))))
Проходим по течению весь Нижний Новгород и швартуемся к барже, стоящей намертво вместо причала у берега. Протянув шланги через нее до городского гидранта, набираем воды под завязку, конечно же не бесплатно, а за денюжку. Но пить же хочется, и мыться тоже, мы же ленивые. Моются те, кому лень чесаться. )))

Следы на воде

Следы на воде

Залившись водой, помучившись с подбором шлангов, отходим от причала и продолжаем путь вниз по Волге.
На якорь встаем уже в полной темноте, где-то в районе пристани Работки. Поздно, но всё хотелось до более широкого места добежать, чтобы встать безопасно. Только мы сворачиваем с судового хода ближе к берегу для отдачи якоря, вдруг из темноты где-то под яхтойраздаются крики:
- Эй, вы чего, тут на якорь собрались вставать?                                   Пялимся вниз в темноту под борт, а там какие то мужики на лодке совсем рядом крутятся.
- Ну да. А что?
- Дык у нас тут тоня, мы тут сети ставим, рыбу ловим, идите в другое место.
- Ну и  куда идти? - спрашиваем недовольно, идти далеко уже не хочется, пора и отдыхать.
- Да вот пару километров ниже по течению, там все встают.
Ну ладно уговорили,  а то утром при съемке  с якоре не исключено, что и шмат сетей вытащишь.
Прокрадываемся еще пару километров ниже по течению и встаём недалеко от красного буя на якорь в полной темноте, ориентируясь только радаром и электронной картой. Идем со штурманом отдыхать, а на якорной яхте оставляем доблестных гвардейцев охранников. Глядишь и в матросов превратятся.

Переход Москва — Стамбул ( Городец): Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *