Москва — Стамбул. Волгоград.

14 августа

Подъём в пять утра, но совершенно напрасно, шлюз  нас не берёт, заставляют ещё подождать. Можно было вкусно спать и дальше.  Семь утра: где-то в дебрях диспетчерского аппарата происходят изменения в расстановке судов и нас запускают на шлюзование.   Волжский шлюз особенный,  состоит из двух камер, разделенных воротами. Судно швартуется в одной камере, происходит опускание или подъём,  открываются ворота и пароход переходит в такую же камеру, где происходит дальнейшее опускание или подъём.

Волжский двухкамерный шлюз

Волжский двухкамерный шлюз

Самое странное, что на рейде  кроме нас еще несколько танкеров и сухогрузов в ожидании на шлюзование, а нас швартуют в огромном двухкамерном шлюзе одних.  С одного из стоящих судов, по рации слышится недоумение:

- А почему вы нас не берёте шлюзоваться?

Диспетчер шлюза отвечает:

-- Это не я. Это вас диспетчер движения не берёт. По всей видимости  внизу много судов скопилось на ожидании входа в Волго-Донской канал и все рейды для постановки на якорь заняты.

Волго-Донской канал - это 15 шлюзов соединенных  каналом. Судоходный путь, соединяющий Волгу с Доном, построенн в 50-е годы и на данный момент не справляющийся с потоком судов, в основном танкеров, везущих нефтепродукты для перегрузки на большие морские танкера. Поэтому любое судно, планирующее проследовать каналом, ставится диспетчером на очередь для прохождения шлюзов. Диспетчер движения канала учитывает длину судна, загрузку и в зависимости от этого формирует список судов, заходящих в Волго-Донской канал.

Подходной канал Волжского шлюза

Подходной канал Волжского шлюза

Благополучно пройдя двухкамерный шлюз, мы выходим на просторы Волгограда. С правого борта издалека заметен знаменитый монумент "Родина-мать" на Мамаевом кургане, с левого борта тянутся песчаные дюны.

Родина-мать

Родина-мать

Волгоград со своими пригородами растянулся вдоль Волги почти на сто километров.  Проходим мимо речного вокзала, расположенного в  в центре города, где мы можем встать на время, что и было предложено менеджеру. Но АВ объяснил, что место хорошее нам уже застолбили,  там мы  и будем решать все наши накопившиеся и оставшиеся проблемы.  Это «прекрасное место»  в Красноармейском затоне, практически у входа в первый шлюз Волго-Донского канала.

Волгоград

Волгоград

По электронной карте глубины там всего 2,1 самое большое 2,6 метра.  С нашей реальной осадкой 2,6 метра эти цифры не очень и радуют. Менеджер звонит еще раз для уточнения глубин у причала. Ему отвечают, что надо заходить с лоцманом, который знает глубины. Лоцман - это хорошо, но он отнюдь не бесплатный, за него надо платить деньги. При слове платить лицо менеджера обычно меняется, платить не хочется.  Дальше выясняется, что можно встать и ближе, не заходя в затон далеко, а прислониться к катеру типа Москва. И где эта "Москва" интересно привязана? Получив телефон капитана катера, созваниваюсь, чтобы спросить  про глубины.  На вопрос, влезем ли мы туда со своими 2.60, отвечает, что буквально сейчас  промерил возле борта, и там получается три метра. Три метра это конечно, не айс, но подползти аккуратно на брюхе можно попробовать. Не хватит глубины - уйдем обратно.

плавучая церковь - что ли?

плавучая церковь - что ли?

Подход к первому шлюзу ВДСК (Волго-Донской канал) довольно узкий и на атласе обозначен как закрытый для расхождения нормальных пароходов, то есть двигаться там можно только в одну сторону после информации диспетчера. Наша лодка под эти нормальные пароходы конечно же не попадает, мы значительно меньше, но лучше перебдеть, чем недобдеть. Запрашиваю диспетчера шлюза, есть ли кто нам навстречу.

- «Волгонефть 268»  через 10 минут выходит из шлюза, подождите её, - ответ диспетчера.

Ну подождём, чего соваться, давненько я в этих местах уже не бывал, а  Красноармейский затон и в глаза никогда не видел.

Пятитысячник "Волго-Дон"

Пятитысячник "Волго-Дон"

Дополнительно вперед  пропускаю, идущий в канал, груженный брёвнами "Волго-Дон", чтобы не путаться у него под ногами, точнее под винтами и только за ним идем  искать эту «Москву».  За поворотом справа от входа в канал видим прогулочный катер, стоящий у причала. По сравнению с  этим катером мы выглядим  в два раза выше и толще. Мужик на соседнем дебаркадере высунувшись из дверей и увидев нас медленно приближающихся к катеру, присвистывает: ни хрена себе! Смотримся мы в этом затоне, среди мелких катеров, весьма импозадным судном.

Глубины для нас приемлемые, хотя видно как из под винтов подымается муть и мы аккуратно привязываемся к катеру. Пытаемся подключиться к береговой сети, чтобы остановить свои дизель-генераторы и не жечь солярку, но не все так гладко как на словах, слишком мала подстанция, наши 20 киловатт ей не потянуть. И с водолазами встаёт проблема (планировали заказать водолазов для осмотра корпуса) они в такой мутной воде и на такой глубине ничего увидеть не смогут. Топливо на бензовозе тоже под вопросом (хотелось взять топливо по российской цене, в Турции дороже почти в два раза), а воду надо заказывать с водяного танкера по 450 рублей за тонну. Но так как мы уже залезли в эту дыру, то пилить обратно 20 км до пассажирского причала нет смысла. Остаемся здесь на несколько дней доделывать наши огрехи.

Воды вокруг много, а искупаться негде, затон в котором мы стоим не слишком проточный. Вода цветущая,  и из-за малых глубин,  любой катер подымает муть со дна. Чтобы искупаться в этой мутной водичке, надо еще набраться смелости.  Жара изнуряющая, а смелость города берет, глядя как куча народу купается в этой жиже в трехсот метрах от нас, решил искупаться и я. Нырнул поплавал, вроде ничего, остался жив.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *