На рейде Роттердама

продолжение записок о работе на т\х “Месна”      начало здесь

26 августа

Выгрузка началась с утра и должна закончиться после обеда. Времени не так много, а нам еще обязательно надо успеть купить продуктов, недели на две минимум. Повар еще с Питера беспокоилась, что у нас продуктов мало. При передаче дел капитан сказал, что у нас продуктов набрано   по какое-то там сентября. Повар на мои слова по сентябрь, возмущенно высказывается, что еды у нас не больше чем на неделю. Предварительно созвонившись с шипчандлером (тот кто занимается судовым снабжением), заказываю ему  список продуктов . На фирме бодро обещают  все сделать Окей:

– Не беспокойтесь, доставим.

Другой вопрос, что у меня нет с собой валюты, а есть только судовая карта Виза, получается прежде чем расплатиться надо где-то отыскать банкомат.

т/х "Месна" выгрузка

Проходит полдня, выгрузка уже заканчивается, на борт приходит агент для оформления бумаг по отходу, а продуктами и не пахнет. Связываюсь с шипчандлером, а он говорит, мы не успеваем привезти. Вот так номер, а тут еще буквально полчаса назад, с нашей конторы приходит сообщение, что с окончанием выгрузки нам надо выходить на рейд для постановки на якорь и ожидать следующего рейса и возможно надолго. Раньше не могли что ли родить, как теперь продукты добывать. Агент советует, что можно встать у бесплатного причала в самом городе в центре, как обычно делается другими компаниями. Созваниваюсь с конторой, а у них ответ:

– Вы встанете к причалу, рейса возможно долго ждать придется, а вдруг к вам за это время инспектор портового контроля придет, он вас точно задержит. Ну, а на хрена пароход до такой степени доводить, что его задержать могут по любому случаю.

Говорю агенту, что я без продуктов отказываюсь выходить, надо как-то решать этот вопрос . Тем временем выгрузка уже закончена, и на палубе уже стоит лоцман. Он видя нашу ситуацию входит в разговор  с агентом и предлагает мне сделать небольшой крюк, дойти до Роттердама,  ошвартоваться временно к причалу для погрузки продуктов. За время нашего перехода, это несколько часов, шипчандлер их туда доставит. Ну, а нам деваться некуда, придется так и сделать, вот только наличку где-то найти надо.

Отшвартовываемся и идем в сторону Роттердама, точнее идем  сначала в сторону моря, а потом через полтора часа поворачиваем в сторону города,  сделав крюк в 15-20 миль. Стармех говорит:

– Ни фига себе,  на пароходе за продуктами едем, такого я еще не видел.

Через два часа швартуемся к причалу, заказав предварительно швартовщиков ( опять дополнительные расходы) и как оказалось не зря, самим спрыгнуть на причал бы не удалось. Пароход в балласте, борт высокий, стенка еще и под наклоном.  На причале  уже стоит шипчандлер с небольшой партией продуктов в обычном авто. Но большая она или нет, налички у меня все равно ж нет. Прошу шипчандлера съездить до ближайшего банкомата,  ему же самому деньги нужно получить за продукты. В его машине едем к ближайшему банкомату. Шипчандлер по виду какой-то турок, предварительно  несколько раз меня инструктирует, что бы я внимательно обращался с карточками, деньгами и кошельком, типа очень много случае кражи, не успеешь и глазом моргнуть, как уведут.

причал, где могли бы стоять две недели

причал, где могли бы стоять две недели

Снимаю благополучно деньги и едем опять к пароходу, попутно я прошу его еще помочь нам с отдачей швартовых, самим нам опять же при таком высоком борте парохода никак их не скинуть.  Точнее скинуть швартовы можно, а вот как без трапа потом на борт обратно попасть.

Расчитываюсь за продукты, шипчандлер скидывает нам швартовы с палов и мы отходим от причала в море, а ведь могли бы стоять в центре Роттердама почти две недели.

Выходим из реки Маас, сдаем лоцмана на лоцманский катер и пройдя еще почти час с нашей космической скоростью в 7 узлов, встаем на якорь на внешнем рейде Роттердама в ожидании дальнейших распоряжений судовладельца.

27 августа

Первые сутки на якоре, погода еще летняя, поэтому стоянка спокойная, умиротворенная.

Северное море

на рейде Роттердама ещё лето

31 августа

Со вчерашнего вечера началось усиление ветра, и к ночи ветер с запада достиг 6-7 баллов. Хотя в воде и было 100 метров якорь-цепи, но на всякий случай, по предложению старпома, потравили ещё одну смычку для надёжности.  Ночью немного подстихло, но ветер зашёл на север и размер волн увеличился метров до двух. Пароход стал ощутимо раскачиваться, особенно это заметно в рубке, так как она выше. Так продолжалось весь день, и судя по прогнозу ещё как минимум сутки придется болтаться на волнах северного направления, как одно пахучее средство в проруби.

01 сентября

От ветров северных направлений, даже не слишком сильных, накатывается небольшая зыбь. Когда приливные течения не совпадают с бегом волн, пароход становится бортом к волне и его довольно ощутимо качает и так продолжается часов шесть- семь пока постоянно-меняющиеся  течения не поставят судно носом  на волну, тогда на несколько часов наступает успокоение. Потом все возникает повторно.

02 сентября

Ветер с севера дует уже третий день, подразогнал волну, чуть ли не от самой Норвегии и  весь день пароход нещадно качало, даже голова начала гудеть от этого неустанного переваливания с борта на борт.  Стихло только вечером, судя по прогнозу ночь должны проспать спокойно.

03 сентября

Только заснул, вдруг слышу сквозь сон завывание сирены. Хлопнула дверь каюты, заскакивает возбужденный  старпом, кричит:

– Виктор Васильевич, блокаут.

Блокаут – означает,  что остановился по какой-то неведомой  причине дизель-генератор и судно лишилось электроэнергии, то есть стало на время беспомощным и неуправляемым. В этом случае должны сработать аварийные системы, запуститься аварийный дизель-генератор или податься питание от специальных аварийных аккумуляторов.  При стоянке на якоре управление рулём нам не требуется,  обесточивание непосредственной опасностью не грозит, поэтому особых волнений не было. Запустился второй дизель-генератор, старший механик и электромеханик бросились выяснять проблему в машинное отделение, ну а я отправился спать дальше..

Утром проспал положенное время, не сработал будильник на телефоне, а в каюте всего два круглых иллюминатора, от которых света не много,  и когда подымаешь голову с подушки сразу не понимаешь утро уже или еще сумерки за бортом.

закаты на Северном море

05 сентября

Утро – результативно: разминка, отжимания, душ. Плохо душ тёплый, не холодный – почти не бодрит. После обеда – замечательная погода, слабый ветерок, чистое небо, яркое солнце. Желание напрашивалось – загорать. Взял книжку и на бак. Всё время тянуло поплавать в морской воде, но искупался только к вечеру, когда стало потише течение. Попросил матросов повесить штормтрап – прыгнул в море. Отличная освежающая водичка, даже вылазить  совсем не хотелось . В десять вечера ошеломляющий закат.  Часть неба в сиренево-палевых тонах, там где закатывается солнце, ярко-красные краски самого солнца и красное небо, выше переходящее в бирюзовые тона. Видимость усилилась до пронзительной чёткости, что для Северного моря не частое явление. Отчётливо вырезанные на штилевом море синебокие пароходы, стоящие на якоре,    обалденно -красивые в мягких красках закатного моря,  и четырёхсотметровые громадины контейнеровозы с разноцветными стопками контейнеров на палубе, величественно проползающие по системе разделения движения к месту приёма лоцмана. Кажется даже они, обычно бегающие с большой скоростью, сейчас снизили скорость ради величественного заката.

закат на рейде Роттердам

06 сентября

Лето в нашем якорном районе, похоже закончилось,  утром подполз туман, солнце изредка выскакивало в прорехах облаков, пролился небольшой дождь, но ветра сильного нет и это радует больше всего.

Дня два назад сочинилась  фраза  про наш пароход, да и про все современные сухогрузы:

«Раньше строили пароход и в нём создавали трюм для груза, сейчас строят трюм и к нему приделывают пароход .»  Всё для коммерции!

07 сентября

Народ каждый день, начиная с первого дня якорной эпопеи, ловит скумбрию. Происходит это так. Время от времени кто-либо с экипажа выходит на палубу и забрасывает удочку (леска с тяжёлым грузом на конце и тремя четырьмя крючками с перышками или бусинками, на которые клюёт дурная скумбрия). Поначалу ловили все, пока не надоело. Если попадается, то обычно партиями, так как рыба ходит стаей. Нередко вытаскивается сразу по 2-3 штуки. Каждый день ловится в пределах 30 хвостов. После боцман делает так называемый балык: со спины разрезает рыбу, вытаскивает кишки, подрезает поперёк и хорошенько солит. Разделанная скумбрия вывешивается на ветер и через пару часов, янтарную от жира, рыбу  можно пробовать. По его словам, так они в Астрахани с селёдкой расправляются.  Свежепосоленная скумбрия вкусна, но и через несколько дней уже подвяленная на ветру, вкусом ничуть не хуже. Вечерком народ за просмотром очередного сериала, уплетает скумбрию. Первые дни с аппетитом, далее вынужденно. За время погожей погоды, все пространство под рубкой плотно завесилось  вяленой рыбой.

продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *