Северное море, норд-вест 8 баллов

продолжение  – записки о работе на т\х “Месна”                                  начало здесь

09 сентября

Ничего особенного не произошло до обеда, обычная схема дня. Часа в три дня сообщение от коммерческого отдела, с дурацкими  вопросами (что у них нет характеристики судов, что ли?): Какая максимальная нагрузка разрешена на крышки, на палубу трюма, название люковых закрытий, какой высоты груз можно погрузить на крышки.? Понятно, что намётки на какой-то генеральный груз.

закат в Северном море

После шести вечера приходит сообщение, что планируется погрузка в Антверпене и Гамбурге генерального груза на Туркменбаши. Наконец-то, куда-то должны стронуться. Но хорошие вести не продолжаются долго, полдевятого с «Навтекса» вылазит прогноз от голландцев на завтра: усиление ветра до 7 баллов от нордвеста и увеличение высоты волны до 3 метров. Ну очень нехороший прогноз, при таком ветре, который разгонит волну через всё Северное море, на якоре не устоять.  Спокойная жизнь нарушена, теперь всё время мысли в голове будут крутиться, что предпринять завтра.

Полная правда, что жизнь – это система колебаний ( у Норбекова вычитано) вниз – вверх, хорошо-плохо.

10 сентября

Утром первым делом просмотр свежего прогноза,  таится маленькая надежда, что он изменится. Но увы, ничего радостного, все те же 7 баллов, да и ещё увеличение волны до 3,5 метров, значит отдельные экземпляры и под 5 метров будут прилетать.

Днём пришёл прогноз на увеличение силы ветра до 8 баллов. Определённо, что-то надо делать,  при такой силе ветра с северо-запада на якоре не устоять, может оборваться якорь-цепь. Действие только одно, сниматься и штормовать на ходу. А погода тем временем всё ухудшается, нос начинает летать верх вниз на увеличивающихся волнах, натягивая в струну больше ста  метров якорь-цепи и дергая её.

Даю сообщение в компанию, что прогноз 8 баллов и стоянка на якоре становится небезопасной. Около часа ждём ответ, голову постоянно точит мысль: “пора сниматься”  Приходит телега от Лукичёва (капитан-наставник в компании «Онего») странного типа: «Осознаём вашу озабоченность, проанализировали прогнозы, ухудшение погоды кратковременное, если что можете сняться с якоря и штормовать». Какая к черту озабоченность, сваливать отсюда надо для безопасности. Затем звонок Чаженгина (назначенное лицо в компании «ОСС», которая осуществляет менеджмент судна)

– Посмотрели прогноз, ночью усиление ветра до 18-20 м/сек, вам не устоять, снимайтесь с якоря и следуйте в сторону Дании, пока в район Текселы (Голландия) , там погода получше, ветра меньше.

-Так может лучще под Англию, укрыться от северо-западного ветра. Всего-то 60 миль идти, – спрашиваю.

В ответ странная фраза:

-Если под Англию, то вас там на отстой ставить придется на всю зиму.  Коммерсанты сказали, что в этом районе нет грузов, сейчас ищут груз с Дании. Идите в сторону Скагена. До Англии 60 миль, а до Скагена больше 300, куда мы быстрее от шторма убежим?

Отдаю указание стармеху запускать главный двигатель, старпом отправляет боцмана на бак выбирать якорь. Пока готовится главный двигатель, боцман задраивает все лючки вентиляции, то есть «готовит судно по походному» – есть такое морское выражение.

Погода на глазах ухудшается , ветер усиливается, волны увеличиваются, даже начинает забрызгивать боцмана на  баке. Боцман начинает выбирать якорь и тут же докладывает,что брашпиль не тянет, оно и понятно, кроме сильного ветра тут ещё и течение  сильное действует. Главный двигатель уже по докладу «деда» готов, даю толчок машиной «самый малый вперёд», но одного толчка мало, приходится работать «самым малым» почти постоянно, настолько силён напор течения и ветра, уже явно достигшего силы 7 баллов. Почти15 минут снимаемся с якоря, быстрее никак не получается,  даём полный ход, а хода оказывается и нет. На дисплее GPS скромная цифра в полтора узла, а на такой скорости управляться почти невозможно, вот вам и штормование. Как в анекдоте про черепах: «А они как ломанутся». Вот и мы, так ломанулись убегать от шторма, что 3 км/час набрать не смогли.  Совместный дрейф от ветра и течения достигает 50 градусов по курсу, так может и на соседние пароходы навалить, пока с рейда выбираемся. Докладываю голландскому «Маас апроч» (Maas approach-контроль за движением судов), что мы снялись с якоря и идём на север штормовать, ну а в реальность мы не идём, а кое-как  ползём , как же на этом пароходе зимой работать при плохих погодах. Тут еще и старпом страху наводит:

– А вдруг двигатель встанет, у наст уже так было на Волге.

Есть в МПСС (Международные Правила Предупреждения Столкновения Судов) такое определение: судно, считается на ходу, если оно не стоит у причала или на якоре. Так вот мы можем обгонять только суда, стоящие на якоре или у причала. А все остальные обгоняют нас.

Мимо рейда проходим часа три не меньше, кто-то из экипажа высказывается:

-Выглядываю в иллюминатор время от времени, а мы всё возле одного парохода едем.

Уже начало темнеть, когда наконец-то прошли рейд и подвернули на север, скорость от одного узла  до двух с половиной. Сообщение от компании, теперь кажется смешным. «Снимайтесь с якоря и следуйте в район Тексела (это голландское побережье в 60 милях) там погода лучше». Куда можно с такой скоростью следовать, пешком по берегу быстрее дойдёшь.

А снаружи творится несусветное. Над морем, почти задевая мачты, несутся мощные чёрные тучи. Ветер срывается шквалами выше 8 баллов. Шум и вой ветра давит на мозги, с под туч бешенным потоком выливается вода (ливни сопровождают штормовую погоду). Судно взмывает вверх на добрые пять-шесть метров и проваливается между волнами. Между водяных холмов  бросает из стороны в сторону. В лобовые иллюминаторы  ни черта в темноте не видать, хорошо,  что современные радары очень классные, по ним и в дождь можно наблюдать за обстановкой. Но понадеявшись на технику,  можно не заметить небольшого рыбака, что у нас и получилось, чего им в такую погоду дома не сидится. Правда, это произошло когда мы  ещё вдоль рейда шли, светло было. Эхо-сигнал  от его небольшого корпуса перекрывался сплошной засветкой от бушующих волн. Он обнаружился только визуально уже в опасной близости, шёл с тралом, то есть мы должны были уступить ему дорогу.  Ну а нам с такой скоростью, что было делать. Имея один узел скорости,  быстро не сманеврируешь. При любом отклонении от курса против волны,  нас сразу же начинало дрейфовать, практически в обратную сторону.

Посмотрел  по АИС (Автоматическая Идентификационная Система) его данные, скорость у него 6 узлов, больше нашей в 4 раза, да и включил два красных круговых огня, означающие по МПСС « я не управляюсь». Понадеялся на извечное русское «авось» и на голландскую наблюдательность. Авось пронесёт. Пронесло, отвернул он или не отвернул, но прошёл гад впритирку по нашей корме.

Нос взмывает вверх, с гребня волны летит вниз и раздаётся жуткий удар, корпус сотрясается , рубка, которая здесь своеобразная,  стоит на нешироком основании на растяжках, вообще содрогается так, что некоторые предметы слетают с полок. Жуткое ощущение, как будто налетели с размаху на бетонную стену. Матрос с испугом спрашивает: «Что это?» А это в теории называется слемминг, когда корпус судна с размаху ударяется днищем о поверхность волны. Опасное явление, чревато повреждением корпуса судна. Его надо избегать. Теоретически рекомендации такие: нужно уменьшить скорость или изменить курс. Скорости у нас и так нет, куда её уменьшать , один выход -надо менять курс. А так мы в балласте, без груза, судно легкое – это будет жуткая бортовая качка, которая тоже ни к чему хорошему не приведёт. Говорю вслух, что надо менять курс. Старпом возражает, что качать ведь будет.

Отвечаю, что лучше покачаться, чем разломаться.  Понемногу изменяем курс, чтобы качка была приемлимой, но время от времени всё равно ловим такие жуткие для слуха и нервов удары.

Время 12 ночи, моя вахта закончена, можно идти спать, но не закончены капитанские обязанности. Смотрю, что старпом выглядит неуверенно, да и ветер продолжает демонически завывать в щелях дверей рубки, временами явно доходя до 9 баллов, визуально  море покрывается белой пеной от волн, даже в рубке светлеет. Остаюсь на мостике до 2х часов ночи, когда уже явно видно, что стихия малость утомилась. Спускаюсь в каюту, начинаю дремать не раздеваясь.

Часа в 3 забегает матрос и говорит, что старпом просит подняться на мостик. Подымаюсь , старпом извиняясь, говорит, что у нас справа идёт пароход на пересечение, а раз справа то мы ему должны уступить дорогу,  и поворачивать нам пора уже на наш курс. А ситуация такова, что скорость у нас не выше двух узлов  и чтобы уступить дорогу этому судну, нам надо сильно изменить курс вправо, но тогда  мы окажемся бортом к волне и качать нас станет нещадно.

Смотрю по АИС (Автоматическая Идентификационная Система) его название и  характеристики . Ага, размеры его почти как у нас, но скорость повыше, значит машина помощнее. У нас тоже машина не совсем маленькая, но загвоздка в том, что ей уже далеко за двадцать пять, что для судна уже немалый возраст, и  из 8 цилиндров у нас в главном двигателе работают только 7,  восьмой просто заглушен, от этого и все проблемы со скоростью. Ну если он такого же небольшого размера, то можно попросить его, вопреки международным правилам, уступить нам дорогу. Вызываю его по УКВ радиостанции на английском языке, в ответ слышу такой же как у меня рязанский акцент, без сомнения на мостике другого судна тоже русскоязычный. Переходим на другой рабочий канал, где я спрашиваю его намерения, куда он идет и может ли он нам уступить дорогу. Скорости у нас совсем нет, курс ему надо изменить, чтобы уступить нам дорогу, совсем немного. Он любезно соглашается и мы следуем своей медленной хромой дорогой, рассуждая, что есть еще на земле добрые люди. Разойдясь с пароходом опять иду в каюту, пытаясь еще урвать кусочек сна до начала вахты, то есть до шести утра.

11 сентября

Из-за ночных событий кое-как достояв вахту с 06.00 до 12.00, иду обедаю и пытаюсь поспать. Спать не сильно то удобно, качка довольно сильная, перекатывает по кровати с боку на бок.  Какой немецкий идиот (судно немецкой постройки) сконструировал кровать вдоль судна, когда поперёк спать гораздо удобнее в качку. Дневной сон –  сон тяжёлый, голова после него чугунная, не сразу соображать начинает.

Вечером всё ещё ощутимо качает не давая ни чем заниматься, попытался пощёлкать заметки на компе, но не удобно. Только уже в полдесятого вечера, когда ложимся  курсом  на север на ноль градусов строго против волны, бортовая качка прекращается и становится более-менее спокойно. Наконец-то выспаться получится.

продолжение впереди

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *