Скаген – Калининград

продолжение записок о работе на т\х “Месна”                        начало здесь

20 сентября

Погода удивительнейшая, вода как зеркало.

море как зеркало

В такой морской идиллии проходим пролив Зунд мимо замка принца Датского , а затем и мимо Копенгагена в проливе Дрогден.

Замок в проливе Зунд

 

замок принца Датского

21 сентября

Подготовка к приходу в Калининград, это означает заполнение кипы бланков. Только, чтобы обеспечить заход пароходов в России, наверное, спилен не один лес для изготовления канцелярской бумаги

Матросы по распоряжению старпома домазывают все остатки краски.  Делают почти новый пароход,   блестеть будет  как медная копейка.

22 сентября

Подход к рейду Балтийска, на радаре куча точек . Что же их так много? Может учения? Тогда в навигационных извещениях должно  быть что-то указано. Смотрю ленту НАВТЕКСа (навигационные предупреждения) и точно с 16 сентября по 22 сентября почти во всех районах вокруг Балтийска проходят военно-морские учения.
А старпом почему-то ничего на карту не нанёс.

Прохожу мимо какого-то военного корабля, вглядываться не стал, до нашего берега миль 13, думаю наш вояка.  Слышу вызывает меня на связь военный пост “Восход”

– Теплоход “Месна” , я “Восход” подскажите что там за цель, мимо которой вы только что прошли.

– Да наш военный корабль какой-то

– А бортовой номер не видите?

– Бортовой F-240 ,  латынью.

– Латынью? Значит не наш, разведка иностранная ученья отслеживает.

Точно не наш, как я сразу не сообразил.

Проходим мимо толпы, уже точно наших вояк и в 10.40 встаём на якорь. “Балтийск трафик” сообщает, что мы запланированы на заход в 15.00. Погода тем временем постепенно ухудшается, ветер с запада усиливается нагоняя волну, не хотелось бы на ночь тут остаться и  качаться, надоело уже до чёртиков больше месяца на якоре болтаться.

т/х "Месна" на якоре

Балтийск – наша военно-морская база,  гражданские пароходы заводят в Калининград через акваторию Балтийска по графику.  На данный момент заводки в 15.00 нет, потому что заходят военные корабли,  значит мы задержимся.  А я уже друзьям позвонил, Наталья пироги-треугольники взялась печь. По всей видимости вечеринка отменяется.

В пять часов служба движения спрашивает, сможем ли мы сами зайти в ворота Балтийска и принять там лоцмана, так как погода ухудшилась и лоцманскому катеру выходить опасно.  Отвечаю, что да зайдём, а чего тут всю ночь болтаться  что ли?

Пока суть да дело, снимаемся с якоря только в 18.00 , заходим в порт, в воротах, где волны уже нет, принимаем лоцмана и сопровождаемые дождём и мрачными низкими тучами, идем по каналу в рыбный порт Калининград. Идти нам 3,5 часа, плюс комиссия пограничников и таможни на приход, будем свободны только часов в 10 вечера, поэтому опять звоню друзьям и в результате застолье переносится на завтра.

Рустэм шутит:

-Твои треугольники никто не съест.

– Хотелось бы надеятся.

Швартуемся к причалу, только матросы завели верёвки, уже собираюсь дать «Отбой главным», как швартовщик говорит, что надо ещё 25 метров вперёд. Ну как всегда, российская действительность, а причал вообще на всём своём километровом протяжении пустой, какая разница в этих 25 метрах. Переносим шпринг, и пароход под действием ветра, помалу сплывает на желанные 25 метров. На причале уже стоят четыре человека в ожидании установки трапа матросами.

Приходят пограничники (женщина- начальник,  инспектор с собакой, врач и агент, таможенников нет, я уже агенту по телефону пообещал, что дам им две бутылки бренди,   ( специально у шипчандлера в Голландии заказывал  для таких российских «презентов»)

Собака с инспектором или наоборот, осматривают с боцманом судовые помещения, его начальница оформляет пограничные бумаги, врач свою кипу бумаг строчит, агент ещё толще стопку бумаг собирает.  Я шучу, что уже не одна тысяча деревьев спилена для оформления пароходов. Врач смотрит на агента и говорит:

-Дима,  у тебя больше всего бумаг.

Собака остается без наркотиков (ну нет их у нас), тонна бумаг подписана, и комиссия удаляется восвояси. Агент ничего нового не сообщил, и мне непонятно, что мы будем делать дальше. Когда уезжать, как заказывать билеты, кто останется и множество других вопросов.  Контора в своем репертуаре, всё мутно и непонятно.

23 сентября

На следующий день, опять никакой официальной информации. Кто должен остаться непонятно, как оставлять пароход непонятно, и где будем стоять тоже нет информации. Договариваюсь с друзьями о встрече, они обещают заехать за мной на машине днём.

Днём опять приходят вопросы:  можем ли мы возить грузы класса 2.2 и 3.0. Снова что-то замыслили. Проверив в регистровых документах, отписываюсь, что в трюмах возить запрещено, можно только на верхней палубе при негорючем грузе в трюмах.

Созвонившись с Рустэмом, выбираюсь из проходной с намерениями поехать с ними в город. И только успеваем поприветствовать друг друга после пятилетнего перерыва, как в кармане жужжит мобильник, призывая вернуться на лоханку. Старпом сообщает, что пришёл агент, и выдал информацию о перешвартовке в 1800 на другую сторону гавани к дебаркадеру завода Преголь для отстоя. Еще раз договариваюсь с калининградскими друзьями о переносе торжества на вечер после перешвартовки.

В 1800 приходит лоцман, обсуждаем с ним, что из-за сильного ветра, придется развернуться, для подхода к дебаркадеру носом против ветра (швартоваться кормой против ветра, всегда сложнее и опаснее, управление заведомо хуже). Заводим двигатели, отходим от причала, разворачиваемся и вполне благополучно привязываемся к дебаркадеру.

Пока переодеваюсь опять звонок из конторы с просьбой нарисовать грузовой план для размещения груза, описание которого прислали час назад. Смотрю почту, вижу вопросы: сможем ли мы разместить груз в трюме и какая осадка будет при этом.

Распечатываю спецификацию на груз, смотрю его объём, примерно 2000 кубометров. Общий объём нашего трюма 3770 кубов, конечно же 2000 кбм груза туда поместятся без проблем, о чём я и сообщаю в контору. По весу всего 500 тонн, значит мы можем сделать практически любую осадку.

Еще они просят нарисовать схему размещения груза, я не понимаю, на кой черт это надо, но Антон, который в коммерческом отделе, настаивает. Говорю, что я передам это поручение старпому, он и сделает.

Отзваниваюсь кёнигсберцам и мы едем к ним домой. Почти у самого дома, звонит Никитин и заводит ту же песню, про грузовой план. Опять я недоумеваю, зачем эта ерундень нужна, и почти разругавшись, обещаю ему, что к утру они получат этот злополучный план. Звоню старпому, передаю ему просьбу Никитина и в конце-концов добираюсь до семьи друга.

Поглощая бесподобные испеченные  пироги с мясом и картошкой (в форме треугольников), попутно заполняясь веселящим газом, точнее жидкостью, просиживаем с разговорами и просмотром фотографий до двух часов ночи.

На следующий день прихожу на пароход, а старпом сообщает, что вчера вечером он все нужные рисунки уже отправил, ну и прекрасно.

К обеду приходит водолей «Байкал» дает нам 10 тонн воды, значит всерьёз планируют рейс в Швецию, за этими двумя тысячами кубов ценного груза. Днём раздается звонок из конторы ОСС от Чаженгина:

– Коммерсанты нам сказали, что вы собираетесь на Норрчёпинг, посмотрите каких карт вам не хватает, пришлите заявку.

Мы добросовестно проверяем карты, не хватает трёх карт подхода к Норрчёпингу. Также необходимо перед предъявлением судна портконтролю выполнить ряд проверок, и получить некоторое снабжение.  Составляем заявку и отсылаем её в офис. Чувствую работа кипит. Матросы по команде старпома опять начинают вооружать шлюпки, они до этого уже всё шлюпочное снабжение по кладовым растащили. Начинаю прикидывать успеваю ли я сходить на Каспий до окончания моего диплома. По предварительным подсчётам выходит всё нормально. И тут опять «стоп» , с рейсом не срослось, снова  сообщение «укладывайте чемоданы, разносите снабжение по шхерам и собирайтесь домой». Это уже окончательно, и через день мы все в отпуске, работа на теплоходе «Месна» закончена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *